24 часа в сутки!

Адвокатский кабинет
"Ваш защитник"

Tел: (499) 705-24-45
E-mail: info@pravosudie.pro

129626 г. Москва, проспект Мира, д. 102, к.1

Приёмная: г. Москва, ул. Ильинка, дом 4

Для корреспонденции: г. Москва, 121351, а/я 101

В Пресненский районный суд г. Москвы

123242, г. Москва, ул. Зоологическая, д. 20

От адвоката МКА «Территория права»

Маляра Д. С.

Рег. № 50/6545 в реестре адвокатов

Московской области

Удостоверение № 8173

121170, г. Москва, Кутузовский пр-т, д. 36 стр.3, офис 316-1

тел. для связи: 7 (499) 705-24-45

В интересах подсудимого XXXXXXXX.X.

ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве

г. Москва, ул. Выборгская, д. 20


В производстве Пресненского районного суда г. Москвы находится уголовное дело № XXXXXX (далее – Уголовное дело) в отношении XXXXX XXXXXX XXXXXX 19XX г.р. (далее – Подсудимый) по обвинению в совершениипредусмотренных ч.1 ст. 210 и п.п. «а», «б» ч.2 ст. 172 УК РФ.

На основании соглашения об оказании правовой помощи я представляю интересы XXXXXXXX XXXXXXX XXXXXXXX по вышеуказанному уголовному делу в качестве защитника.

В первую очередь полагаю логичным поверхностный анализ Обвинительного заключения в отношении XXXXXXXX XXXXXXXX XXXXXXXX, а также материалов уголовного дела № XXXXXX (далее – Материалы дела), сроки производства по которому на стадии предварительного и судебного следствия в совокупности превысили все законодательные и разумные пределы, в общей сложности преодолев трёхлетний порог, в течении которого Подсудимый фактически лишен свободы, поскольку в отношении его была избрана и неоднократно продлевалась мера пресечения в виде заключения под стражу, что при данных обстоятельствах по мнению стороны защиты может толковаться, исключительно как пренебрежение Верховным законом Российской Федерации – Конституцией (в частности ст. 49), породившее не только всевозможные нарушения прав и свобод моего подзащитного, но нравственные страдания членов его семьи, включая родственников страдающих тяжелыми заболеваниями, в том числе несовершеннолетней дочери, фактически лишив их возможности общения с близким человеком, средств к существованию, и противопоставив негласному гнету и осуждению со стороны общества.

1. Анализируя Обвинительное заключение и Материалы уголовного дела необходимо отметить тот факт, что обвинение в преступлении, предусмотренном ст. 172 УК РФ в сложившейся ситуации не является надлежащим исполнением требований процессуального закона, так как Постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 19.07.2015г (далее – Постановление о привлечении). изначально вынесено в отношении гражданина Российской Федерации, не имеющего правовой возможности считаться субъектом подобного преступления, поскольку XXXXXX X.X. не является и никогда не являлся учредителем какой–либо кредитной организации, руководителем ее исполнительного органа, либо главным бухгалтером.

Более того, в сложившейся ситуации необходимо отметить отсутствие объективной стороны инкриминируемого преступления, так как согласно тексту Обвинительного заключения предполагаемые действия Обвиняемого были направлены на подыскание граждан, нацеленных на регистрацию юридических лиц от своего имени, открытие расчетных счетов на свое имя и получение электронных ключей доступа к ним. Обращаю особое внимание на то обстоятельство, что указанная деятельность не имеет отношения и не позволяет квалифицировать себя в качестве банковской, исчерпывающий перечень видов которой регламентирован главой один ФЗ «О банках и банковской деятельности».

2. В материалах уголовного дела № 142081, а так же Обвинительного заключения отсутствует описание обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.п. 1-4 ч.1 ст. 73 УПК РФ, что выражается в отсутствии связи изученных в судебном заседании документов с событиями инкриминируемых преступлений, доказательствами вины, причастностью к какой-либо незаконной деятельности, а так же конкретному размеру и характеру причиненного вреда, ввиду невозможности установления времени, места и обстоятельств получения XXXXXXXX X.X. денежного вознаграждения, либо дохода от незаконной банковской деятельности предполагаемого следствием. Кроме того, не усматривается возможность установления времени и места, а так же лиц, в чьих интересах по версии следствия и стороны обвинения проведены возможные незаконные банковские операции. Аналогично не имеется возможности установить характер и содержание указанных банковских операций, а так же конкретные даты, точные суммы и контрагентов платежей.

Кроме того, в материалах уголовного дела и предъявленном обвинении отсутствуют сведения об обязательных элементах состава преступления предусмотренного ст. 210 УК РФ, характеризующих его объективную сторону, а именно о времени, месте, обстоятельствах создания преступного сообщества, выработке преступного плана и распределении ролей между членами. Аналогичным образом материалы уголовного дела не содержат данных, свидетельствующих о структурированности организованной группы, действующей под единым руководством, общем преступном умысле и совместной цели совершения преступлений для прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, согласованности действий участников, наличии материально – технической базы, распределении преступного дохода.

Поскольку Российская Федерация бесспорно является правовым государством, своим Верховным законом признающим, что Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, который не обязан доказывать свою невиновность ввиду того, что соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность Государства, более подробное исследование ранее изложенных обстоятельств представляется излишним.

Тем не менее, став непосредственным свидетелем беспрецедентного количества грубейших нарушений, а так же пренебрежения процессуальным и федеральным законодательством на стадии предварительного следствия и судебного производства по настоящему уголовному делу считаю своим долгом перед подсудимыми и обществом более подробно остановиться на допущенных нарушениях закона и доказательствах, которые по абстрактному мнению органов предварительного следствия и стороны обвинения имеют непосредственное отношение к XXXXXXXXX XXXXXXXX XXXXXXX и предположительно имеют возможность отразить его причастность к инкриминируемой противоправной деятельности.

I

Перечень доказательств обвинения возглавляет абсурдное умозаключение органов предварительного следствия (в последствии поддержанное стороной обвинения в судебном заседании), согласно которому показания Подсудимого являются доказательством его вины.

Руководствуясь здравым смыслом я настойчиво прошу критически отнестись к ранее озвученному утверждению по следующим причинам:

А. Не представляется возможным определить, каким образом показания Подсудимого отражают возможность судить о наличии, либо отсутствии какого-либо противоправного характера в собственных действиях, т.к. информации о совершении предполагаемых преступлений Подсудимым в какой-либо форме не предоставлялось.

Б. Показания XXXXXXX X.X. являются логичными, последовательными, стабильными на стадии предварительного и судебного следствия, отражающими реальные обстоятельства затрагиваемого временного промежутка времени, поскольку подтверждаются исследованными материалами дела, а также документами, приобщенными в ходе судебного процесса, в частности характеризующими материалами и документами имеющими прямое отношение к профессиональной деятельности, позволяющими утвердительно судить о соответствии излагаемых Подсудимым фактов своему месту во временных периодах.

В. Показания Подсудимого XXXXXXXX безоговорочно подтверждаются и целиком совпадают с показаниями остальных подсудимых по уголовному делу и многочисленными свидетелями, чьи показания были оглашены в ходе судебного процесса, а так же озвучены ими лично. В качестве примера у Суда имеется возможность ознакомиться с многочисленными показаниями иных подсудимых и свидетелей о которых речь пойдет дальше.

II

Согласно тексту Обвинительного заключения по адресу: г. Москва, 1-й Колобовский пер., д. X, стр. XX располагалась подгруппа «Оформители», которой руководил XXXXXXXX.X. Он осуществлял поиск лиц, которые регистрировались в качестве руководителей обществ, не ведущих реальной деятельности и расчетные счета которых использовались при обналичивании денежных средств. Так же необходимо пояснить, что согласно тексту указанного документа участники структурного подразделения «Оформители» (осуществлявшего свою деятельность по адресу: г. Москва, 1-й Колобовский пер., д. X, стр. XX) в состав которого входили неустановленные лица под руководством XXXXXXXX.X. совершали действия по подысканию подставных лиц, которые за денежное вознаграждение предоставляли свои паспортные данные для регистрации юридических лиц на их имя, открывали расчетные счета в банках и получали электронные ключи доступа к ним, изготовлению не соответствующих действительности документов о ведении финансово-хозяйственной деятельности юридическими лицами, используемыми членами преступного сообщества для незаконной банковской деятельности, на которых выполнялись оттиски печатей и подписи от имени их руководителей, которые предоставляли в кредитные и иные учреждения для обеспечения их деятельности в целях преступного сообщества (преступной организации).

Обращаю внимание, что данные предположения совершенно очевидно противоречат действительности ввиду следующих, в том числе установленных в судебном процессе, неопровержимых фактов и обстоятельств:

1. Каких-либо документов с признаками фиктивности, либо спорным содержанием, местом происхождения которых является помещение, занимаемое ООО “XXXXXXX” в материалах уголовного дела не имеется, соответственно в судебном процессе подобная документация так же не приобщалась, не оспаривалась и не изучалась.

2. Фактов, подтверждения ведения противоправной деятельности силами сотрудников ранее названного общества не имеется.

3. Все лица, занимавшие помещение по адресу г. Москва, 1-й Колобовский пер., д. X, стр. XX являются установленными и допрошенными в качестве свидетелей на стадии предварительного и судебного следствия.

4. Достоверное установлено, что все ранее указанные лица, за исключением XXXXXXXX XXXXX XXXXX, являются штатными сотрудниками Общества с ограниченной ответственностью “XXXXXXX”, а иные лица, в том числе на период предшествующий проведению следственных действий, помещение указанного общества не занимали и не посещали.

Тем не менее считаю немаловажным уточнить, что Подсудимый действительно неоднократно являлся в помещение ООО “XXXXXXX” в связи с личными интересами, не связанными с деятельностью общества и тем более какими-либо противоправными намерениями, что соответственно не могло выразиться в проведении каких-либо собеседований, распоряжении материально-техническими ценностями, либо наличия каких-либо руководящих функций и поручений в отношении сотрудников указанной организации, а также вероятно вымышленных участников преступного сообщества.

Все сказанное однозначно подтверждается следующими свидетелями, являющимися сотрудниками ООО “XXXXXXX”, допрошенными на предварительном и судебном следствии: ZZZZZ Z.Z.. (судебное заседание 19.02.16), UUUUU U.U. (судебное заседание 17.02.16), QQQQQ Q.Q. (18.03.16), DDDDDD D.D. (судебное заседание 09.12.15), YYYYYY Y.Y. (судебные заседания 11.12.15 и 16.03.16г.), JJJJJJJ J.J. (судебное заседание 22.01.16г.)

Кроме того, коллегами Подсудимого по последнему месту работы в ООО “XXXXXX XXXXX XXXX” FFFFFF F.F. (09.03.16г.), TTTTTTT T.T. (18.11.16г.), RRRRRRRR R.R. (ДАТА НЕИЗВЕСТНА) и SSSSSSSS S.S. (10.08.16г.), в ходе допроса на стадии судебного следствия был отражен факт общей осведомленности окружающих о целях визита Подсудимого в ООО “XXXXXXX” сопряженных с наличием по адресу данной организации свободного рабочего пространства и удобством его расположения в условиях транспортной обстановки г. Москвы, а так же отсутствием у XXXXXX X.X. обязательств по выполнению трудовых обязанностей непосредственно на территории работодателя.

Тем не менее, со своей стороны считаю несправедливым умалчивать о имевших место быть фактах косвенного содействия Подсудимого в трудовых отношениях двух граждан Российской Федерации. В данном утверждении имеются ввиду HHHHH H.H. и EEEEEEE E.E..

В первом случае речь идет о тяжелом материальном положении работника сторонней организации и личного знакомства с моим доверителем, в лице которого работник сторонней организации рассчитывал получить содействие в форме посредничества в расторжении трудовых отношений с работодателем.

Во втором случае Подсудимый явился посредником в трудовых отношениях EEEEEEE E.E. И ООО «XXXXX XXXXX». Данное событие обусловлено взаимной заинтересованностью квалифицированного работника и коммерческой организации в трудовом сотрудничестве в условиях жесткого законодательного контроля со стороны регулирующих органонов в области финансовых рынков и ценных бумаг. При этом необходимо подчеркнуть, что инициатором знакомства XXXXXXX X.X. И EEEEEEE E.E. являлся последний, в рамках общения на профессиональные темы и поиска постоянного места работы посредством открытого интернет-ресурса, представляющего из себя официальный электронный форум ОАО Фондовая биржа РТС (в настоящее время – Московская биржа, http://forum.moex.com). Обращаю особое внимание, что данный интернет ресурс является открытым для всех желающих, в том числе контролирующих и правоохранительных органов, а обсуждаемые на нем темы подвергаются модерированию на предмет безусловного соблюдения законодательства Российской Федерации (С наиболее частыми предметами обсуждения имеется возможность ознакомиться по ранее указанному электронному адресу, кроме того печатные выдержки приобщены в ходе судебного заседания по настоящему уголовному делу).

Крайне необходимо подчеркнуть, что в любом случае речь идет о генеральных директорах коммерческих организаций без строгих обязательств выполнения полного круга должностных обязанностей, которые обладая своей соответствующей высокой квалификацией и образованием осознанно вне какого-либо заблуждения руководили своими действиями направленными на установление, либо прекращение трудовых отношений, а также принимали на себя сопутствующую ответственность при трудоустройстве на данную должность.

Ввиду изложенного предлагаю критически отнестись к попыткам органов предварительного следствия и стороны обвинения приравнять ранее указанных лиц к “Подставным”, поскольку в рамках законодательства действующего на момент указанных событий, под подставными лицами понимаются лица, являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо.

Все перечисленные обстоятельства подтверждены и не были оспорены, как самим Подсудимым, так и HHHHHHH H.H. и EEEEEE E.E. при их допросе на стадии судебного следствия в качестве свидетелей (25.12.15г. и 18.05.16г. соответственно).

III

До момента фактического задержания XXXXXXX X.X. был знаком с YYYYYY Y.Y., и SSSSSSS S.S. Данное обстоятельство не оспаривается Подсудимым и лично подтверждается совокупностью собственных показаний на стадии предварительного и судебного следствия указанными лицами.

Более того, присутствие личных, либо деловых контактов по мнению стороны защиты является совершенно обычным и естественным результатом социального взаимодействия в современном обществе, подчеркивающим стремление индивидуальной личности к саморазвитию и удовлетворению потребностей в образовании, общении и трудовой деятельности.

Однако по мнению органов предварительного следствия, поддержанному стороной обвинения, указанные обстоятельства не только являются чертами, отрицательно характеризующими личность Подсудимого, но и веским поводом к утверждению факта не существовавшего знакомства с иными лицами, осуществлявшими противоправную деятельность согласно той же теории, в частности IIIIIIIIIII I.I..

В свою очередь обращаю внимание на настойчивость с которой органы предварительного следствия в попытке доказать несуществующие обстоятельства намеренно искажают показания Подсудимого в тексте Обвинительно заключения (стр. 2434), согласно которому “Со времени работы в ООО «XXXXXX XXXXX» XXXXXXXXX X.X. известен IIIIIIIII I.I.

Тем не менее из текста показаний Подсудимого и его речи в судебном процессе отчетливо ясно, что фамилию IIIIIIIIII он только слышал. Очевидно, что подмена понятия “слышал” и “знаком” невозможна в отсутствии цели выдать желаемое за действительное, особенно с учетом того обстоятельства, что слышать о IIIIIIIIIIII I I могла значительная часть населения нашей страны благодаря популярности средств массовой информации.

Не вызывает сомнения, что аналогичные методы использованы органами предварительного следствия при допросе свидетелей, так как согласно тексту предъявленного обвинения личное знакомство подтверждается показаниями LLLLLLL L.L., KKKKKKK K.K. и GGGGGGG G.G, согласно которым установлен факт знакомства IIIIIIIII I.I., YYYYYYYY Y.Y., XXXXXXX X.X. и GGGGGGG G.G. между собой. Однако, показания данных свидетелей не были проверены в ходе судебного заседания, за исключением показаний LLLLLLLL L.L., который лично опроверг данную информацию в судебном заседании 16 февраля 2016 года.

Исключительно из уважения к Суду, сторона защиты считает нецелесообразным уделять особое внимание огромному объему аудиозаписей в форме сборников телефонных переговоров меду неизвестными лицами, представленных стороной обвинения в виде вещественных доказательств зафиксированных на оптических дисках, поскольку принадлежность указанных переговоров моему подзащитному не подтверждена, а их содержание продолжительно изучалось в ходе судебного процесса и представляет собой массу вырванных из контекста фрагментов диалогов неустановленных собеседников, не имеющих отношения к обстоятельствам уголовного дела, а так же затрагивающих частные и публичные интересы третьих лиц.

Однако ввиду того обстоятельства, что часть вышеуказанных материалов уголовного дела представлена в качестве доказательства вины XXXXXXX X.X. и его знакомства с IIIIIIIII I.I. считаю необходимым отдельно остановиться на заключении фоноскопической экспертизы, проведенной по инициативе органов предварительного следствия.

В материалах Уголовного дела имеется заключение эксперта № 12800э от 19.11.2014г. (л.д. 160, т. 251, далее – Заключение), представленное в качестве доказательства предъявленного XXXXXXXXX X.X. обвинения.

Считаю, что ранее указанное Заключение эксперта не может быть использовано в качестве доказательства по следующим основаниям:

1. Нарушения действующего законодательства РФ при получении, хранении и передаче образцов для сравнительного исследования:

А) В соответствии с пунктом 18 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд (Приложение к приказу МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Следственного комитета Российской Федерации от 27.09.2013 N 776/703/509/507/1820/ 42/535/398/68, далее – Инструкция о предоставлении результатов ОРД) информация о времени, месте и обстоятельствах получения образцов для сравнительного исследования должна быть отражена в сообщении о результатах оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД).

Обращаю внимание, что в имеющихся в материалах дела Сообщении о результатах ОРД (л.д. 130 т. 251 у.д.) отсутствуют сведения о времени и обстоятельствах получения образцов для сравнительного исследования, что является грубейшим нарушением Инструкции о предоставлении результатов ОРД.

Б) Согласно пункту 17 Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности Органом, осуществляющим ОРД, при подготовке и оформлении для передачи уполномоченным должностным лицам (органам) материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должны быть приняты необходимые меры по их сохранности и целостности (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и другие). При представлении фонограммы к ней прилагается бумажный носитель записи переговоров.

Отсутствие в материалах дела соответствующего бумажного носителя записи переговоров, явившихся в последствии образцами сравнительного исследования, свидетельствует о прямом нарушении вышеуказанных правовых норм.

В) В нарушение п. 3 ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» следователем не обеспечено надлежащее хранение образцов для сравнительного исследования в опечатанном виде. О данном факте свидетельствует отражение в Постановлении о назначении фоноскопической экспертизы ранее неизвестных реквизитов заведомо упакованного и опечатанного информационного носителя (С3103RA23235818LH) в совокупности с отсутствием в материалах уголовного дела соответствующих протоколов вскрытия упаковки и осмотра.

Г) В нарушение требований ст.ст. 75, 87 УПК РФ использованная при проведении экспертизы фонограмма является недопустимым доказательством и не подлежат фактической проверке, в связи с отсутствием сохранившегося оригинала, поскольку в соответствии с п.3 ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», следователю подлежит передача оригинала фонограммы в опечатанном виде.

О вышеуказанном обстоятельстве свидетельствует Постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, прокурору, следователю или в суд от 06.06.2014 г. (л.д. 131 т. 251).

Д) При проведении исследования использованы фонограммы датированные не позднее января 2013 года. Тем не менее, обращаю особое внимание на то обстоятельство, что согласно постановлениям Московского городского суда (л.д. 128-131 т. 74 у.д.) в отношении гражданина по имени Александр, вышеуказанные фонограммы не могли быть получены законным путем ранее февраля 2013 года.

2. Нарушения действующего законодательства РФ при назначении и проведении фоноскопической экспертизы:

А) В нарушение требований ст. 202 УПК РФ, согласно которой для получения образцов для сравнительного анализа следователь выносит постановление и составляет протокол отбора голосов, в соответствии с требованиями ст.ст. 166, 167 УПК РФ, соответствующее постановление следователем не выносилось и протокол отбора голосов не составлялся. При этом, не имеет юридического значения для вынесения соответствующего постановления и составления протокола желание, либо нежелание лица предоставить образцы голоса.

Б) В нарушение статьи 21 ФЗ № 73 от 31.01.2001г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" проведенная фоноскопическая судебная экспертиза имеет комиссионный характер, заведомо не определенный органом или лицом, ее назначившими, либо руководителем государственного судебно-экспертного учреждения, а ее организация не была возложена на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения.

В) В материалах Уголовного дела отсутствуют сведения о поручающих указаниях руководителя экспертного учреждения, а так же уведомление следователя в соответствии со ст. 199 УПК РФ.

Г) Обращаю особое внимание на то обстоятельство, что согласно тексту Заключения эксперта «в распоряжение экспертов были предоставлены дополнительные Экспериментальные образцы голоса XXXXXXXX X.X.» (т. 251 стр. 162) от 17.11.2014г., в последствии явившиеся основополагающими при проведении фоноскопической экспертизы.

Тем не менее, материалы Уголовного дела не позволяют достоверно определить источник происхождения дополнительных Экспериментальных образцов голоса ввиду отсутствия информации об обстоятельствах их получения, а также сопутствующих процессуальных документов.

Кроме того, следует обратить внимание, что наличие в материалах уголовного дела процессуальных документов сопутствующих получению, как основных, так и дополнительных образцов голоса для сравнительного исследования обусловлено единообразием процессуальных норм и сопроводительных документов, что было подтверждено следователем Николаевым К.В. в ходе допроса в судебном заседании.

Так же стоит отметить, что в ходе судебного следствия в совокупности с материалами уголовного дела не представилось возможным достоверно определить источник происхождения неидентифицируемого диктофона “GNOME“ (согласно тексту заключения использованного для переноса образцов с неизвестного источника на информационный носитель.

Таким образом, сам факт проведения сравнительного исследования образцов, заведомо не имеющих известного содержания и источника возникновения, видится абсурдным, а вопрос о целесообразности подобного исследования и его отношения к уголовному делу риторическим.

В заключении обращаю особое внимание на то обстоятельство, что фоноскопическая экспертиза проведена с использованием образцов для сравнительного исследования, полученных в результате негласных оперативно-розыскных мероприятий, чья принадлежность к индивидуальному источнику не подтверждается материалами уголовного дела и порождает неустранимые сомнения.

Ввиду того, что сбор образцов голоса для сравнительного исследования произведен на стадии предварительного следствия, допускающей производство следственных действий, необходимо отметить позицию Конституционного суда РФ, согласно которой не допускается возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленной специальной процедуры производства следственных действий, в частности статьей 202 «Получение образцов для сравнительного исследования» УПК РФ, оперативно-розыскными мероприятиями (п.2.2 Определения КС РФ от 25.02.2010 года №261-О-О).

Дополнительно отмечаю, что процедура получения образцов для сравнительного исследования путем оперативно-розыскных мероприятий допускается лишь на стадии предшествующей возбуждению уголовного дела, поскольку подобные следственные действия на данном этапе уголовного делопроизводства принципиально не допускаются, что так же находит свое отражение в вышеуказанном определении КС РФ, а также сложившейся судебной практикой по аналогичным делам.

Согласно ст. 75 УПК РФ, недопустимыми доказательствами по делу являются доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса.

Однако, высший закон Российской Федерации – Конституция Российской Федерации в ч. 2 ст. 50 устанавливает более жёсткое требование: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Следовательно, допустимость доказательства определяется его законностью – строгим соответствием законодательству.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 17, 75, 78, 89, 166, 167, 202, 235, 271, 199 УПК РФ, ст. 8 ФЗ “Об оперативно-розыскных мероприятиях”, ст. 21 ФЗ № 73 от 31.01.2001г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", п. 17 и 18 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, п.2.2 Определения КС РФ от 25.02.2010 года №261-О-О, а так же ст. 50 Конституции Российской Федерации указанное Заключение не подлежит использованию в качестве доказательства и в совокупности с сопутствующими доказательствами подлежит исключению, о чем стороной защиты заявлено соответствующее ходатайство в ходе судебного заседания по уголовному делу.

IV

В качестве возможного доказательства вины XXXXXXX X.X. в инкриминируемых противоправных действиях в тесте Обвинительного заключения имеются ссылки на некие документы предположительно изъятые из аппарата для уничтожения бумаги по адресу г. Москва, г. Москва, 1-й Колобовский пер., д. X, стр. XX, относящиеся к ООО «PPPPPP PPPPPP», ЗАО «IIIIIIII IIIIIII», ООО «OOOOOOO OOO», ООО «IIIIII TTTTT» согласно заключению технико-криминалистической судебной экспертизы № 10787э от 29 мая 2014 г. (далее Заключение эксперта; т. 242 л.д. 50-99).

В рамках данного обстоятельства имеет смысл остановиться на следующих моментах:

1. Как уже разъяснялось ранее, помещение по указанному адресу использовалось с целью “изготовления не соответствующих действительности документов о ведении финансово-хозяйственной деятельности юридическими лицами”.

Таким образом, считаю необходимым разъяснить, что технические средства для производства и уничтожения предметов/документов по своей функциональности имеет принципиальное различие и логическую несовместимость, аналогичную версии следствия (многократно поддержанной стороной обвинения в судебном процессе), согласно которой инструмент для уничтожения, в отсутствии иного производственного оборудования (не обнаруженного) на территории ООО «XXXXXXX» является основным производственным реквизитом.

2. Выводы органов предварительного следствия относительно источника происхождения ранее названных фрагментов документации невозможно признать состоятельными и достоверными ввиду грубого нарушения процессуального законодательства при производстве технико-криминалистической экспертизы и подготовке Заключения эксперта, т.к. согласно личным показаниям Ожегова Н.К. в судебном заседании 7 июня 2016г. единственным подтверждением предупреждения эксперта об уголовной ответственности является его собственноручная надпись совершенная по окончанию производства экспертизы и подготовки Экспертного заключения, что по своей сути указывает на отсутствие такого предупреждения до и в процессе дачи заключения по поставленным вопросам.

3. Из предположения органов предварительного следствия не следует какой-либо логической связи между ООО «PPPPPPP PPP», ООО «OOOOO OOOOO», Подсудимым и инкриминируемыми преступлениями, поскольку абсолютно законное отношение XXXXX X.X. к указанным обществам имеет совершенно иной временной период, подтверждено документально и показаниями свидетелей, а также неоднократно разъяснялось стороной защиты и моим доверителем на стадии предварительно и судебного следствия.

4. Более того, в описанных событиях не прослеживается никакой общей связи между Подсудимым и предположительным уничтожением каких-либо документов в ООО «XXXXXX», что без сомнения подтверждается показаниями свидетеля VVVVVVV V.V., пояснившего в судебном заседании 16 марта 2016г., что на момент предшествующий проведению следственных действий 5 июля 2013г. XXXXX X.X. находился в отдельном кабинете и в совокупности с исследованным в судебном заседании планом помещения не имел физической возможности и намерений воспользоваться средствами уничтожения документов.

V

Согласно предъявленному обвинению в период деятельности нелегального банка XXXXXX X.X. извлек доход в виде комиссии от проведения операций на сумму 824 606 824 руб. 09 коп., то есть в особо крупном размере (стр. стр. 2420-2424 Обвинительного заключения), что является 0,5% от общего оборота предполагаемого «нелегального» банка в размере 164 921 364 819 рублей. 44 копеек.

Необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что указанные ранее размеры денежных средств основаны на Заключениях специалистов Бойко А.Л. и Куландина Е.Г., пояснивших в судебных заседаниях 15.03 и 02.03 2016г обстоятельства проведения соответствующих экспертных исследований, согласно которым ими не учитывались суммы взаимных перечислений, обязательных платежей и возвратов, а общая методика проведения расчетов представляла собой совокупность элементарных алгебраических действий в виде сложения, которая не затрагивала, а так же не отражала и не подвергала исследованию фактические показатели хозяйственно-экономической деятельности, которые при соответствующем анализе не могли превышать полученные значения.

Таким образом, в судебном заседании по мнению стороны защиты установлены факты напрямую свидетельствующие о том обстоятельстве, что вводные значения и ограниченные условия при постановке вопросов и назначении соответствующих бухгалтерских экспертиз обладают признаками свидетельствующими о целях органов предварительного искусственного завышения финансовых показателей юридических лиц.

Более того, в совокупности с отсутствием в материалах уголовного дела адекватного описания и подтвержденных обстоятельств распределения и получения предполагаемого дохода в результате каких-либо противоправных действий Подсудимого, считаю необходимым подвергнуть неустранимому сомнению, как указанные ранее сумы, так и сам факт существования какого-либо дохода.

VI

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 уголовная ответственность по статье 210 УК РФ за создание преступного сообщества (преступной организации) или за участие в нем (ней) наступает в случаях, когда руководители (организаторы) и участники этого сообщества (организации) объединены умыслом на совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений при осознании ими общих целей функционирования такого сообщества (организации) и своей принадлежности к нему (ней).

На основании изложенного прошу Суд обратить внимание на то обстоятельство, что согласно тексту Обвинительного заключения (стр. 2392) предполагаемые стороной обвинения организованные группы, объединившиеся в преступное сообщество (преступную организацию), осуществили банковские операции, предусмотренные ст. 5 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 03 декабря 2011 г. № 391-ФЗ) согласно преступному замыслу MMMMMM M.M., IIIIIIII I.I. KKKKKK K.K., QQQQQ Q.Q., CCCCC C.C., AAAAAA A.A. и иных неустановленных лиц, что безусловно исключает роль XXXXXXXXX XXXXXXX XXXXX 19XX г.р., в качестве субъекта возможного преступления по ст. 210 УК РФ.

Кроме того, согласно тексту указанного Постановления руководство преступным сообществом может заключаться в распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и в распределении средств, полученных от преступной деятельности.

Относительно данного положения считаю крайне необходимым отметить те обстоятельства, что принадлежность к преступному сообществу материально-технических средств изъятых по месту задержания и предполагаемой деятельности, а так же жительства Подсудимого, не установлена органами предварительного следствия, т.к. согласно протоколу обыска в ООО «XXXXXXX» (т.21 стр 76-131) и Протоколу осмотра результатов экспертизы изъятых предметов, т.к. данные предметы не представили для следствия какого-либо интереса и были возвращены владельцам, в частности накопители на жестких магнитных дисках и мобильный телефон (соответствующие документы приобщены в ходе судебного заседания 01 апреля 2016 года).

Так же отмечаю, что причастие Подсудимого к распределению иных материально-технических средств, в том числе денежных средств и электронных систем «банк-клиент» не была подтверждена в ходе предварительного и судебного следствия, а так же показаниями свидетелей, в отношении которых на протяжении всего судебного процесса подтверждались факты официального трудоустройства и легального получения официальной заработной платы.

VII

3. В материалах уголовного дела содержится подавляющее число документов, чья объективность и достоверность вызывает обоснованные сомнения ввиду их несоответствия действующему законодательству РФ и отсутствия реквизитов, придающих юридическую силу. Данное утверждение основано на следующих правовых актах и нормативах:

А. Согласно Приказу Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36 об утверждении инструкции по судебному делопроизводству в районном судеВыдаваемые судом копии приговоров, решений, постановлений и определений по уголовным и гражданским делам, в том числе определений и постановлений, вынесенных вышестоящим судом, должны быть прошиты, пронумерованы, заверены и скреплены печатью.На копии также указывается, в каком деле подшит подлинный документ и в производстве какого суда находится дело” (п. 12. 5 Инструкции).

Б. Согласно Постановлению Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии № 65 от 03.03.03 (ГОСТ Р 6.30-2003) При заверении соответствия копии документа подлиннику ниже реквизита "Подпись" проставляют заверительную надпись: "Верно"; должность лица, заверившего копию; личную подпись; расшифровку подписи (инициалы, фамилию); дату заверения

В. В соответствии с Указом Президиума ВС СССР от 04.08.1983 N 9779-X «верность копии документа свидетельствуется подписью руководителя или уполномоченного на то должностного лица и печатью. На копии указывается дата ее выдачи и делается отметка о том, что подлинный документ находится в данном предприятии, учреждении, организации.»

Г. В соответствии с пунктом 2.1.30 ГОСТа Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» (утв. постановлением Госстандарта России от 27.02.1998 № 28)заверенной копией документа, является «Копия документа, на которой в соответствии с установленным порядком проставляют необходимые реквизиты, придающие ей юридическую силу».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Уважаемый суд и участники процесса!

Поддерживая коллег и обобщая изложенное я настойчиво прошу критически отнестись к материалам настоящего уголовного дела, а так же самому факту его возбуждения и существования на протяжении столь продолжительного времени!

По мнению стороны защиты уголовное дело № XXXXXX представляет собой массивный сборник разобщенных, не несущих смысловой нагрузки и юридической силы литературы, содержание которой не отражает каких-либо объективных сведений касаемо описываемых в ней событий, а так же переполненной скоплением предположений и неустранимых сомнений в отношении отсутствующих и не имеющих к уголовному процессу вопросов, которые вероятно остались в так называемом «основном деле».

К личному сожалению, затратив более трех лет и ознакомившись с более чем тремя сотнями томов данного произведения, стороне защиты и весьма вероятно остальным участникам процесса так и не представилось возможности достигнуть понимания не только сути предъявленного обвинения и обстоятельств его возникновения, но и истинных целей по которым у органа предварительного следствия возникла острая необходимость привлечь к уголовной ответственности очевидно неопределенный круг не взаимосвязанных и зачастую не знакомых между собой установленных и не установленных физических лиц и организаций, аргументируя данное обстоятельство показаниями сотен свидетелей в большинстве своем не обладающих информацией о существенных обстоятельствах дела и не имеющих малейшего представления о личностях и существовании Подсудимых (Приложение 1), квалифицирующими предположениями оперативных работников, а так же документами, полученными с нарушением уголовно-процессуального законодательства и не отражающими объективной и достоверной информации.

Исключительно по моему личному мнению, методы, которыми орган предварительного следствия попытался связать между собой названные аргументы посредством привлечения естественно существующих неотъемлемых от потребностей современной деловой жизни и условий современной экономики функций в виде курьерской доставки, технической поддержки и юридического сопровождения, являются не только неприемлемыми, но местами граничащими между пределами здравого смысла и полного абсурда, заставляющего задуматься об устройстве правового государства и общества, в котором кроме множества светлых стремлений безусловно присутствует определенная доля лиц уже признанных в лице Правосудия виновными в совершении преступлений, а так же явления получившие соответствующие экономические и правовые толкования вроде коррупции и теневой экономики.

Кроме того, нельзя не отметить, что стороне защиты оказалось недостаточным обширного Обвинительного заключения, трехсот томов уголовного дела, а так же личных познаний и художественных навыков, для ответа на следующий вопрос:

каким же именно «таким образом» на странице 2403 Обвинительного заключения “XXXXXXXX.X., в качестве руководителя структурного подразделения, вошел в преступное сообщество”?

Сторона защиты и подсудимые никаким образом не пытаются возложить обязанность поиска ответов на свои вопросы касаемо данного уголовного дела на Суд, но тем не менее искренне рассчитывает, что Суд при вынесении справедливого и основанного на законе и личном убеждении итогового решения по делу не ограничится формальным подходом к обстоятельствам настоящего уголовного дела, к личностям Гражданина Российской Федерации XXXXXXXXXX XXXXXX XXXXXX 19XX г.р., не имеющего судимости, обладающего высшим образованием, солидным трудовым стажем, положительными характеристиками по месту трудовой деятельности, вынужденного местонахождения и постоянного места жительства в г. Москве, а также его близких родственников, к сожалению имеющих ряд серьезных медицинских заболеваний.

В заключении хочу поблагодарить Уважаемый суд и всех участников процесса за внимание, повторно подчеркнуть, что все сказанное мной основано исключительно на законодательстве Российской Федерации, а так же уважении к Суду, подсудимым, сторонам и участникам процесса, обществу, государству и его органам, в связи с чем прошу оправдать моего подзащитного!


С уважением,

« » 2016 года

Адвокат МКА «Территория права»

Д. С. Маляр

advokat to facebookadvokat to vkontakteadvokat to twitteradvokat to telegrammafvokat to googleadvokat to mail ruadvokats page start

Говорят наши клиенты

"Арбитражные дела. Четыре спора о взыскании задолженности по договорам с ответчиком.
Сначала нашли в интернете, узнали у знакомых, сказали что им можно доверять. Первая консультация прошла очень профессионально, это сильно понравилось. Сразу же объяснили какие нужны документы, как будет проходить весь процесс, в какие сроки будет результат.
Решение судов получили сравнительно быстро, процессы прошли без запинок.
Все требования и в полном объеме были удовлетворены, результатом работы адвокатов наша компания довольна, часть денег уже взыскали."

- Медведев Ю.А.

"С адвокатами коллегии Территория Права начал работать несколько лет назад. Дела были очень сложные. Почти все включали в себя международное право,но благодаря громадному опыту и профессионализму работы адвокатов - все дела выиграны.

На протяжении всего нашего сотрудничества приходилось работать с судебными приставами и прокуратурой.И всегда адвокаты оказывали необходимую правовую поддержку и давали ценные советы! Наше сотрудничество продолжается. Рекомендую!"


- Александр Викторович

Учтите!

Адвокатский кабинет, либо коллегия адвокатов – это важный элемент правового государства, который обеспечивает осуществление защиты, представительства и предоставления иных видов правовой помощи на профессиональной основе, а также самостоятельно решает вопрос организации и деятельности адвокатуры в порядке, установленном законом. Вам помогут в любом спорном вопросе самые квалифицированные специалисты с большим стажем работы и огромным опытом.